Эксперты оценили вероятность санкций США против российской нефти

18:19 (13.11.2018)

Среди санкций, которые готовится ввести против России Госдепартамент США, может оказаться запрет на импорт российской нефти, предупредили своих клиентов аналитики FGE. В 2017 году США закупили российской нефти на $7–8 млрд
Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg

Второй раунд американских санкций из-за «дела Скрипалей» должен быть объявлен в ближайшее время, под санкции могут подпасть поставки российской нефти или нефтепродуктов в США, написала в записке для клиентов международная консалтинговая компания FGE, специализирующаяся на анализе рынков нефти и газа. «Новые санкции могут потенциально включать запрет на импорт любых российских товаров в США <…> и/или дальнейшее ограничение экспорта американских технологий и непродовольственных товаров в Россию. Применительно к нефтяному сектору это означает, что приблизительно 350–400 тыс. барр. в сутки экспорта нефти и нефтепродуктов в Соединенные Штаты находится под риском», — указывает старший аналитик FGE в Лондоне Дора Полга в клиентской записке от 12 ноября (есть у РБК).

На возможность санкций против импорта российской нефти обращало внимание и отраслевое агентство S&P Global Platts.

6 ноября Госдепартамент США подтвердил, что против России будет введен второй пакет санкций по закону о контроле за химическим и биологическим оружием от 1991 года. В сентябре Госдеп обещал, что эти санкции будут «суровыми» (первый раунд был скорее символическим). По закону администрация Дональда Трампа обязана применить хотя бы три из следующих шести мер:

  • политика возражения против предоставления России финансовой помощи со стороны таких международных финансовых институтов, как МВФ, Всемирный банк или ЕБРР;

  • запрет американским банкам предоставлять кредиты российскому правительству;

  • ограничения на экспорт всех американских товаров и технологий;

  • ограничения на импорт в США любых товаров российского происхождения, что «может включать нефть или любые нефтепродукты»;

  • приостановка или понижение уровня дипломатических отношений;

  • запрет на полеты российских государственных авиакомпаний в США.

Бывший старший советник OFAC (подразделение Минфина США, отвечающее за санкции), эксперт Atlantic Council Брайан О’Тул предполагает, что администрация выберет две наименее жесткие меры — голосование против кредитов России в международных финансовых институтах и понижение статуса дипломатических отношений, а по третьей мере воспользуется оговоренным в законе правом на исключение. Но для этого правительству США нужно будет объяснить конгрессу, что неприменение санкций отвечает «интересам национальной безопасности США».

В 2017 году США ввезли 142 млн барр. российских нефти и нефтепродуктов (3,8% всего импорта нефти и нефтепродуктов в США). Если исходить из средней стоимости российской нефти Urals в 2017 году ($53 за 1 баррель), стоимость нефтяного импорта из России могла составить $7,5 млрд. При этом, по данным ФТС, экспорт нефти и нефтепродуктов в США в прошлом году составил $3,6 млрд. Разница может объясняться не только различиями в методологии учета, но и тем, что часть российской нефти, которая попадает на американский рынок и засчитывается американцами по стране происхождения как импорт из России, была изначально экспортирована не в США, то есть учитывается российскими таможенниками как экспорт в другие страны.

В августе 2018 года (последние доступные данные) США импортировали 515 тыс. барр. в сутки российской нефти и нефтепродуктов — максимум с июля 2016 года. Это 4,9% всего импорта нефти и нефтепродуктов в США за август, следует из данных Управления энергетической информации США. Это соответствует 4,6% всей российской нефтедобычи за тот же месяц.

Сказать, сколько нефти российских производителей поступает в США, сложно. Российские экспортеры, такие как «Роснефть», «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть», продают партии на условиях FOB (франко-борт) в портах отправления, и покупатель может и сам заранее не знать, куда привезет нефть, так как направление может измениться в процессе доставки, говорит РБК главный редактор по товарным рынкам московского офиса Thomson Reuters Александр Ершов. Покупателями могут выступать как конечные потребители (нефтепереработчики), так и трейдеры. В принципе возможны прямые контракты между российскими поставщиками и американскими потребителями, указывает Ершов, но ему о таких неизвестно.

Если США действительно ограничат импорт российской нефти, эти санкции не будут распространяться на поставки по существующим контрактам, следует из закона о контроле за химическим оружием.

Но вряд ли администрация рискнет вводить такую меру, считает О’Тул. «Ограничение до 5% поставок [нефти и нефтепродуктов] в условиях сокращающегося предложения на рынке приведет к росту цен для США, а Россия сможет легко найти других покупателей. Это только навредит США», — сказал РБК эксперт.

Представитель Госдепа сказал РБК, что они «не делают преждевременных объявлений о санкциях, но намерены продвигаться в соответствии с требованиями закона». В августе между уведомлением конгресса о намерении ввести против России санкции по «делу Скрипалей» и первым раундом санкций прошло три недели.